You are hereСеребро / Проба на вкус: Группа Серебро

Проба на вкус: Группа Серебро


By admin - Posted on 04 Ноябрь 2010

картинка: 
Серебро

Слово редактора

Илья Буц:
Главный редактор
Российское издание BILLBOARD

По формальным признакам с группой Серебро, казалось бы, все было ясно: «Фабрика звезд» - женское трио – выступление на «Евровидении» - смена участницы… В наших реалиях это фактически означает билет в один конец в Страну поющих трусов, со всеми остановками по корпоративному расписанию. Суррогатный сценический бренд с пристяжным необязательным репертуаром и управляемостью кассового аппарата – это ли не мечта каждого поп-продюсера? Сиди себе, и никаких забот, лишь время от времени играй составом в «тетрис»… Однако Максим Фадеев действует вовсе не по этой вполне рабочей для кого-то схеме, и у Serebro если и не все, то очень многое происходит в пику столь удобному стереотипу. За ненавязчивым фасадом цветных клипов и доходчивых радиосинглов таятся неожиданные стильные и жесткие для поп-группы альбомные треки, отказ от коллективной хореографии, выступления «вживую», творческое участие солисток в создании материала и другие ловушки, тщательно расставленные изобретательным продюсером.....

В одну из них редакция Billboard и угодила практически в полном составе на церемонии MTV RMA 2008, со сцены которой девичий поп-коллектив неожиданно проверил зал на прочность гипнотической постановкой в духе Massive Attack и Nine Inch Nails под звуки композиции «Sound Sleep». Впервые номер на местной телецеремонии не выглядел «монгольской» поделкой на западный манер, а Serebro продемонстрировали свое полное несоответствие пластмассовой природе типичного поп-проекта.

Спустя два года в центральном материале Billboard за ноябрь 2010-го Лена Темникова, Оля Серябкина и Настя Карпова предельно откровенно рассказали и показали, из чего же на самом деле сделано Серебро.

Специальный агент Billboard провел несколько дней бок о бок с обворожительными номинантками EMA

Проникнуть в отлаженный продюсером Максом Фадеевым тонкий механизм группы Serebro оказалось непросто. Для этого пришлось посетить с ее участницами — Леной Темниковой, Олей Серябкиной и Настей Карповой — ресторан, церемонию объявления победителя локального этапа MTV EMA и устроить первую в истории коллектива обнаженную фотосессию

Благонравная хулиганка

«Вы извините, я двое суток не спала из-за гастролей, мысли в голове путаются», — говоря это, Лена Темникова ловко закуривает и пускает бодрую струю дыма в расписной потолок ресторана. PR-менеджер группы Денис, сидящий напротив, вежливо жует салат, стараясь не участвовать в беседе. Времени у нас совсем мало: уже через час Serebro должны выступить на концерте отборочного тура MTV EMA, победитель которого будет представлять Россию в Мадриде. При напоминании об этом Лена морщится: «Мне что, надо переодеваться?» Денис пожимает плечами: «Там же пресса…».
«Будь моя воля, я бы и так пошла, в свитере, — улыбается мне Темникова. — Не люблю шмотки, у меня от магазинов с одеждой голова кружится. Зато отделы бытовой химии обожаю: порошки, жидкости для чистки — вот в этом я спец! Бывает, по 20 минут стою в супермаркете с тележкой, просто вдыхаю запах чистоты».

По уверениям артистки, эта необычная страсть и курение — единственные слабости, которые она себе позволяет. Алкоголь никогда особо не интересовал Лену, и прошло уже полтора года с тех пор, как она вовсе перестала пить. Для девушки, выросшей в уральском неприветливом городе Кургане, это по меньшей мере удивительно.
«У меня и родители не пьют, — объясняет Лена, откупоривая газировку. — Хотя они мне ничего особо не запрещали. Как-то на 9 Мая мама позвала всех моих одноклассников к нам домой. Открыла специально купленное вино и бутылку водки. А возраст у нас был подходящий, класс седьмой-восьмой. Мама говорит: «Я знаю, вы сегодня собирались выпить. Давайте лучше я вам объясню, как это делается, и вы тут выпьете с закусочкой». Помню, ребята выпили, а я не смогла — под пристальным маминым взглядом».
Прервав погружение в идиллические воспоминания, замечаю, что Темникова, кажется, хитрит — наша героиня состояла на учете в курганской милиции. «Так и есть, — с готовностью кивает она. — Но это были обычные детские затеи. Мол, ты стукач, будет тебе разборка, и устраивали человеку темную». Лена не отрицает, что инициатором школьных потасовок выступала именно она. «Я была у нас предводительницей хулиганского дворянства. Понимаете, город такой: либо ты, либо тебя. А я предпочитаю быть сверху».
От неуемного характера будущей солистки страдали не только незадачливые одноклассники, учителям тоже доставалось. Дрожжи в школьном унитазе, перцовый баллончик, распыленный на контрольной, — Темникова не брезговала никакими средствами от скуки, умудряясь при этом оставаться любимицей преподавателей. «Я, наверное, в том возрасте нашла интуитивный подход к взрослым тетенькам», — лукаво улыбается Лена.
Пожалуй, интуиция сыграла немалую роль и в том, что продюсер Максим Фадеев, сам уроженец Кургана, разглядел во взволнованной 17-летней девочке, пришедшей на кастинг «Фабрики звезд», настоящий талант. «Я тогда приехала, чтобы в театральное поступить, а на «Фабрику» попала случайно. В последний день отборочного тура вошла самой последней, спела. Помню, Фадеев подошел и сказал: «Что же ты, Аленушка, песню такую дурацкую выбрала? Давай-ка что-нибудь посовременнее, иначе обратно в Курган поедешь».
Между тем, покончив с салатом, PR-менеджер Денис вкрадчиво напоминает, что и правда пора ехать — концерт вот-вот начнется. Мы уговариваемся встретиться после выступления.

Много Нойза из ничего

Финальный этап российского тура MTV EMA проходит при большом скоплении публики, ко времени нашего приезда уже подогретой бесплатным баром. Лена, воссоединившись в клубе с остальными участницами трио, поспешно скрывается в гримерке — до выхода осталось всего ничего. Serebro поют сразу после Димы Билана, заступившего на привычную вахту. Билан, побеждавший в нашем EMA пять раз, бесспорный фаворит. Поэтому и поет, и пляшет он с чувством и толком, получая ожидаемые овации. Даже Темникова перед выходом из ресторана на вопрос о шансах группы на победу предсказывает новый билановский триумф. «Я его уважаю: он работает живьем, у него классные музыканты, энергия, — говорит Лена. — Хотя лично я устала от его творчества. Но выберут все равно его, а не нас. Наши песни просто не рассчитаны на такую массовую аудиторию, как у него».
Наконец фаворит покидает сцену. Анна Семенович и Александр Ревва, заведующие в этот вечер конферансом, объявляют долгожданный миг. Первые аккорды заставляют зал переключить все внимание на сцену, где в свете софитов вырисовываются четкие контуры трех католических монахов, в которых переодеты девушки. В выборе этих сценических образов видна рука создателя Serebro Максима Фадеева, питающего давнюю и нежную любовь к энигматической эстетике. Это еще одно связующее звено между ним и Темниковой, первой получившей от Фадеева приглашение в группу. «У меня в Кургане было тридцать дисков в этом жанре, — призналась Лена по дороге в клуб. — Я и теперь каждый день под такую музыку делаю в доме уборку».
Двигаясь все быстрее под набирающие темп гипнотические звуки, артистки вдруг сбрасывают с себя сутаны, оставшись в блестящих черных боди. Их движения становятся резче, а мощные голоса вплетаются в уже ставшую агрессивной электронику. В зале не только приплясывают в ответ, но и подпевают — сказывается то, что львиная доля репертуара коллектива приходится на хиты.
Десять минут, отведенные на выступление, проносятся в один миг. К зрителям должны еще выйти Тимати, A’Studio и Noize MC, а наши разоблачившиеся монахи покидают сцену под грохот аплодисментов.
Дав девушкам время перевести дух, мы с фотографом проникаем в гримерку. Нас просят подождать с интервью — они пока слишком взвинчены. Лена нервически курит, Оля хохочет, хлопая клавишника по плечу, Настя же просто сидит, молча сверкая глазами. Мы деликатно удаляемся.
Закрывает вечер Noize MC со своим шлягером «Мизантроп-реп». Демонстрируя крайнюю степень классического музыкального исступления, он под конец бьет об пол гитару, бросается на ударную установку и роняет микрофонную стойку. «Noize MC! Noize MC!» — скандирует ликующая публика.
Но эта эскапада не помогла нашему поэту и гражданину — ведущие объявляют, что в конкурсе вновь победил Дима Билан. Мы решаем пожертвовать лицезрением традиционного победителя и опять отправляемся в гримерку.
«Не бережет себя Димка! — Оля Серябкина сочувственно качает собственноручно сооруженной на голове концертной прической. — Знаете, говорят, мужчине отпущено только одно ведро спермы: либо сразу его выплесни, либо растяни на всю жизнь. А Дима, образно говоря, почти все расплескал. Вот понадобится года через два, а уже и нету…». На вопрос о том, не зависть ли в них говорит, девушки лишь усмехаются. У группы такой плотный график концертов, что лишние гастроли, пусть и на большой конкурс, ничего им не прибавят. Действительно, Оля и Лена совершенно не выглядят расстроенными: шутя и смеясь, они зачем-то опять надевают сутаны и буквально выбегают из гримерки. Мы спрашиваем оставшуюся Настю, не опечалена ли она хотя бы немного. «Нет, я полностью поддерживаю девочек, — отвечает та серьезно. — Билан — человек-зажигалка. Удачи ему!»
Вернувшись в зал, мы замечаем, как в поредевшей толпе носятся две развевающиеся сутаны, а сквозь музыку и гам доносится порою задорный девичий хохот.

Школа злословия

На следующий день мы являемся в офис продюсерского центра Максима Фадеева, где у нас назначена встреча с Ольгой Серябкиной, так сочувствовавшей накануне билановской победе. Девушка появляется в офисе в состоянии легкого возбуждения: она только что записала в студии очередную песню. Пока мы рассаживаемся в кресла, а PR-менеджер Денис несет чай, наша беседа вновь сворачивает на вчерашнего триумфатора.
«А ведь я однажды чуть не снялась в его клипе «Мулатка-шоколадка»! Я должна была играть девочку, склонившуюся над биллиардным столом в соблазнительной позе. Но в последний момент испугалась и отказалась. Я все детство была далека от шоу-бизнеса, и затея показалась мне чересчур порочной. Билан после того раза меня почему-то запомнил, мы с ним всегда здороваемся. Я вообще к нему очень хорошо отношусь».
Начав карьеру бэк-вокалисткой у Ираклия Пирцхалавы, Оля попала в группу по предложению самого Фадеева. Артистка не устает повторять, что своему продюсеру благодарна не только за участие в проекте, но и за открытый им в ней поэтический дар: Оля стала автором текстов новых песен группы, успевая параллельно обеспечивать материалом других фадеевских питомцев — Юлю Савичеву и группу Китай. «Я на сто процентов чувствую музыку Максима Александровича, — бойко рассказывает Серябкина, — пишу тексты и никогда не спрашиваю, что мне за это будет. Я знаю, он меня не обидит. Максим Александрович когда-то мыл полы, писал песни за $50, чтобы прокормить семью, и отлично знает, что такое труд».
Но в похвале строгому наставнику Оля не забывает и о себе. Хотя она единственная из всего коллектива родилась в Москве, семья ее была не из самых состоятельных. На бальные танцы, которыми девушка занималась профессионально, получив в итоге звание кандидата в мастера спорта, ей уже в 15 лет приходилось зарабатывать самой, преподавая эту науку начинающим. «У меня не было денег на дорогу до института, — вспоминает с улыбкой Серябкина. — Просила тетеньку в метро, чтобы она меня пропустила, а иногда просто перепрыгивала через турникет».

Трудности поджидали будущую поэтессу на каждом шагу. В ее таланте постоянно сомневались, где бы она ни собралась приложить свои силы. Говоря об этом, Оля принимает решительный и даже несколько торжественный вид. «Знаете, почему я стараюсь, услышав от Максима какую-нибудь просьбу, сделать так, чтобы он ее не повторял? Потому что мне многого пришлось добиваться очень упорным трудом. В отличие от тех, кого любят ни за что, за бровки домиком. А я так не могу, я вообще просить не умею».
Превратности жизни, по счастью, не ожесточили Серябкину. Все песни, которые она пишет, — о любви. По ее искреннему убеждению, все, что есть на планете, так или иначе связано с этим чувством. В качестве доказательства артистка включает мне свои песни и, пока я слушаю, стоя в наушниках, внимательно следит за моей реакцией. Очевидно, тщеславие творца ей хорошо знакомо. Одобрив услышанное (Оля ставит трек за треком, и музыкальная пауза начинает затягиваться), я быстро спрашиваю, нет ли у нее какой-то иной лирики, кроме любовной. «А как же! — восклицает она. — Я все время пытаюсь в песнях напомнить людям о вечных, но забытых ими ценностях: доверие, честность, сострадание. Вот недавно, например, ехала, увидела старенького дедушку и подвезла его, куда ему было надо. А еще записала трек о девушке по имени Клер, которая мечтала быть актрисой, но превратилась в проститутку. И пришлось ей в итоге продать свою душу».
На прямой вопрос, не подумывает ли Оля заняться сольным творчеством, она отвечает решительным «нет». «Я могу быть лидером, но во мне сильно развит командный дух. У меня нет наполеоновского комплекса, хотя я и маленького роста. Если Serebro когда-нибудь прекратит свое существование, я вместо сольных проектов лучше буду спокойно мыть посуду у себя в семье».
Профессионально обращаясь со словом, Серябкина отлично знает, как использовать его в качестве оружия. Даже на официальном сайте группы в биографии певицы отдельным пунктом упоминается умение злословить. «Конечно, попадаю иногда из-за этого в неловкие ситуации, но ничего поделать с собой не могу. Мы с Леной чаще всего злословим по поводу Насти. Она показалась вам обиженной? — Оля задумывается и вдруг заканчивает неожиданным обобщением: — Ну да, в нашей стране почему-то очень любят обиженных».

Ужин нагишом

С третьей участницей, блондинкой Настей, мне удается пообщаться уже вечером, на фотосессии. В студии жарко натоплено, кругом суетятся люди: фотографы, их ассистенты, стилисты, фоторедактор. Главных героинь я замечаю не сразу. Но когда мне удается различить за тонкой волнующейся тканью обнаженные тела Оли, Лены и Насти, я мгновенно ощущаю, что в студии стало еще на несколько градусов жарче.
«А, привет!» — улыбаются мне в перерыве Лена и Оля, прикрывая грудь руками и деловой походкой направляясь к визажисту. Пока им поправляют макияж, я успеваю задать вопрос о записи нового материала Serebro. «Сейчас мы активно работаем в студии. Уже готово несколько песен на английском и на русском языке, – увлеченно рассказывает Темникова, под кистью визажиста, – Тексты к ним написала Оля. На одну из песен в ближайшее время будем снимать клип. Это модная танцевальная вещь, называется «Давай держаться за руки». Серябкина подхатывает: «Максим Александрович не стремится к тому, чтобы его песни попали под так называемый «формат», который существует на многих наших радиостанциях и телеканалах. Главное – музыка, главное – это то, что мы делаем, и главное – что нам нравится то, чем мы занимаемся. Все остальное вторично. Мы хотим быть честны, прежде всего, перед самими собой. Мы кайфуем, когда исполняем на сцене песни «Sound sleep», «Dirty kiss», «What`s your problem». И знаете, что самое интересное? Люди кайфуют вместе с нами, хотя эти песни не звучат на радио. Просто мы органичны и искренни». Я рискую предположить, что раз запись идет полным ходом, то скоро девченки смогут подарить мне свой новый альбом, но они опровергают мои надежды: «А зачем? К сожалению, в России это абсолютно невыгодное и невостребованное занятие. Пустая трата денег. Любую песню можно скачать из Интернета, не выходя из дома». Фотограф просит меня выйти из кадра и я подхожу к Насте.

Единственная светловолосая участница сменила свою предшественницу той же масти Марину Лизоркину. Ходили слухи, что та бросила набирающий популярность коллектив ради живописи. Но Оля Серябкина другого мнения: «Ее попросту уволили за профнепригодность. Пела она очень плохо». Новая блондинка появилась в группе в 2009 году после объявления, которое было опубликовано на официальном сайте Serebro. Оказалось, она давно уже втайне мечтала выступать в Serebro и пребывала на пике блаженства, когда сама запела свою любимую песню «Dirty Kiss»: «Не знаю, что думают девочки о том, как я ее спела, дело не в них… Главное, что Максиму Александровичу понравилось».

Бывшая участница танцевального коллектива Street Jazz, Настя вдруг огорошила тем, что совершенно не применяет на новой работе свои навыки. «Мы не готовим заранее никаких движений, а просто, воодушевляясь, ведем себя на сцене так, как хочется в данный момент». На резонный вопрос, нет ли риска, что три воодушевленных человека могут легко отдавить друг другу ноги, Карпова решительно отрезает: «У нас такого еще не было».
Serebro впервые обнажается для съемок, видно, что снующие туда-сюда девушки немного стесняются, но под объективами фотокамер выкладываются на полную. «Мы абстрагировались от происходящего, — уверяет Настя, — Я вообще хорошо это умею — абстрагироваться. Случается, надо показать себя более мягкой, покладистой, тактичной, гибкой. Я могу это сделать. У нас же женский коллектив, и бывают минуты, когда нужно уступить. Чаще уступаю я. Иначе может произойти конфликт, который перерастет в обиду. Лучше уж все сгладить».
Словно иллюстрируя слова девушки, позади нее появляется Оля. Вид ее внушает трепет. Она молча глядит на меня сузившимися пылающими глазами, в которых виднеется смутная обида за внимание, обращенное, по ее мнению, в неверную сторону. В следующее мгновение Серябкина гордо проходит мимо, даже не попытавшись проявить свое знаменитое злословие. Возможно, от того, что изо рта у нее льется серебряная краска. Оля молча присоединяется к Лене под вспышками камеры. Обе, касаясь друг дружки бедрами, с напряжением вглядываются в объектив.
Позади меня Настя Карпова пускает изо рта серебряные струи

Группа Серебро
Группа Серебро
Группа Серебро
Группа Серебро
Теги

nic tylko pieprzy?

Славные девчёнки

Блин,одни психи!Даже поговорить не с кем!:(((

Приходит оптимист на кладбище и видит одни плюсы....

А ты с юмором!)))))))

Фуууууууууууу и этих дурынд я когда-то слушала, аж самой смешно, они окончательно испортились. Хотя я была бы не против если бы Китай снялись в подобной фотоссесии, вчастности Гришка Радуга!!!!!!!!!!1 МММММММММ =))))

Вообще разогнать всех подопечных, чтобы не отвлекали композитора от музыки. Даешь Макса на всех обложках!!!!

Красивые девки

"....Оля Серябкина другого мнения: «Ее попросту уволили за профнепригодность. Пела она очень плохо»" ............смешно даже, значит "я написала пару строк, я самая крутая в группе, а эти непригодны", самомнение и сверхамбиции разрушают творческую, дружелюбную атмосферу в коллективе. Давно не группа, а дуэт + третий лишний, кого ни возьми в состав. Зря вы так...кто-бы говорил, поет, так внимание концентрирует на правильности интонирования, что ничего не транслируется в голос ни эмоций ни ощущений, н и ч е г о...помятыми ушами вижу. Придет только с опытом. У Лизоркиной была фишка в голосе, в умении соединять с определенным центром, хоть и голос не сильный. Если исполнитель не универсальный, то репертуар соответствующий нужен. Напишет Макс нечто чувственное, трансцендент из нирваны, и кто лучше его это исполнит? Если человеку нужна скорость жизни 200 кадров на километр и никакой созерцательности, никаких рамок, ограничений...не командный игрок, проехать по ситуации и выжать по полной. Продюсер вас лелеет "у них безупречные вокальные данные" (с), и , похоже, огорчается по-отцовски ***ничего, посидит без денег, опомнится...как-то так

Фотка на обложке просто класс